• 1Фото
Допуск адвоката и нотариуса в СИЗО
30 июня 2017
Защитников снова не пускают в СИЗО

Следственные изоляторы не выполняют новых требований Уголовно-процессуального кодекса (УПК), которые с апреля этого года гарантируют адвокатам беспрепятственный доступ к подзащитным. С такой практикой работников СИЗО столкнулось адвокатское сообщество, из-за которой Федеральная палата адвокатов вынуждена была направить вчера письмо министру юстиции Александру Коновалову. Защитники просят министра «принять меры к неукоснительному исполнению» новых правил УПК, принятых по инициативе президента страны.

Федеральная палата адвокатов (ФПА) направила вчера письмо главе Минюста Александру Коновалову с просьбой оказать воздействие на сотрудников СИЗО, чтобы те исполняли УПК, гарантирующий теперь беспрепятственный доступ адвокатов к своим «подзащитным, содержащимся под стражей». В письме, подписанном президентом ФПА Юрием Пилипенко (есть у “Ъ”), напоминается, что 17 апреля этого года в законную силу вступили новые правила допуска адвоката к подзащитному (ст. 49 УПК). Речь идет об «адвокатах по соглашению», то есть о защитнике, которого нанял гражданин или его родственники.

В новой версии этой статьи УПК сказано: «Адвокат вступает в уголовное дело в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера». Прежде в УПК говорилось, что «адвокат допускается к участию в уголовном деле». И слово «допускается» позволяло сотрудникам СИЗО требовать от адвокатов письменного разрешения на встречу с подзащитным. А разрешение такое мог выдать только следователь, который никак не заинтересован в общении подследственного с защитником. Теперь же адвокат «не нуждается в каком-либо допуске в дело со стороны следователя или суда», пишет господин Пилипенко. Однако сотрудники СИЗО продолжают отказывать адвокатам в допуске к подзащитным, а отказ мотивируется «отсутствием информации от следствия, дознавателя или суда об участии конкретного адвоката в судопроизводстве в качестве защитника».

«Человека задерживают и помещают в изолятор без участия его адвоката»,— пояснил “Ъ” адвокат Александр Редькин, поэтому в сопроводительных документах, которые поступают в СИЗО от следственных органов, «защитник не значится». «У нас нет сведений о том, что вы защитник, а удостоверение и ордер предъявляйте следователям» — такой обычно бывает отговорка у работников СИЗО, по словам господина Редькина, у которого уже возникали проблемы с допуском к подзащитному в Бутырке (следственный изолятор №2).

Кроме того, в письме министру описано еще одно «соображение» для недопуска адвоката, которого теперь «придерживаются следователи, дознаватели, суды и администрации СИЗО». У них возникают «опасения», что к человеку, «содержащемуся под стражей, может получить доступ не только адвокат, с которым заключено соглашение на защиту, но и любой другой адвокат». Президент ФПА Юрий Пилипенко не видит оснований для возникновения подобных опасений, о чем обстоятельно сообщает в письме. «ФПА не выявлено ни одного случая, чтобы адвокат самостоятельно пришел в СИЗО к потенциальному подзащитному без оформленного поручения или соглашения на защиту»,— утверждает господин Пилипенко. При этом конкретный адвокат может получить ордер, только предъявив «соглашение с доверителем на оказание юридической помощи», «пронумерованные бланки ордеров являются документами строгой отчетности и подлежат учету», «ордера в адвокатском образовании хранятся в условиях, исключающих их бесконтрольное использование».

Как отметил зампред думского комитета по законодательству Рафаэль Марданшин, для допуска адвокатов в СИЗО внесены все необходимые изменения в законодательство, теперь необходимо обеспечить исполнение действующего законодательства.

Но если адвокат напоминает работникам СИЗО о новых правилах допуска лишь «по удостоверению и ордеру, ему обычно говорят одно: “ждите”», сообщил “Ъ” адвокат Алексей Буканев, столкнувшийся с подобным обхождением в СИЗО «Лефортово»: «Там всего шесть кабинетов для встреч с подзащитными, и своей очереди можно не дождаться за весь день, а то и за следующий». В такой ситуации, по словам господина Буканева, проще «получить так называемое разрешение» у следователя.

Подобное отношение сотрудников СИЗО «по сути является издевательством над адвокатами-защитниками, свидетельствует о презумпции недоверия к адвокату и грубо нарушает императивные нормы УПК, которые не допускают двоякого толкования», пишет президент ФПА министру юстиции. Он просит «принять меры к неукоснительному исполнению новелл УПК», напоминая, что новеллы «приняты по инициативе президента Владимира Путина».