• 1Фото
Либерализация уголовного законодательства
24 октября 2017
В Госдуму опять пришла либерализация

Верховный суд (ВС) внес в Госдуму поправки в Уголовно-процессуальный кодекс (УПК), которые должны защитить предпринимателей от давления на них через возбуждение уголовных дел. Например, следователям надо будет доказывать в суде необходимость ареста или его продления. «Единая Россия» (ЕР) высказала готовность поддержать весь этот пакет. Эксперты сомневаются, что изменения окажутся реально эффективными.

Хоть законопроект и касается всех обвиняемых, особое внимание при его подготовке ВС уделил защите именно бизнеса. Поправки в УПК должны усилить судебный контроль над процессом избрания и продления меры пресечения в виде заключения под стражу.

Например, суды не должны допускать «формального подхода к разрешению ходатайств о продлении ареста». Следствие должно будет обосновать, почему требуется продление, в том числе и в ответе на вопросы адвоката. Говорится в поправках и о необходимости в мотивировке следствия указывать, какие действия планируется провести и почему их не было ранее. Следователям придется отчитаться перед судьей и о проведенных допросах, экспертизах и другом.

ВС также разъяснил, что для суда решение о заключении под стражу возможно лишь при наличии очевидных свидетельств виновности лица. «Суд должен в ходе заседания исследовать доказательства следствия и сделать свои выводы», – говорится в пояснительной записке. Но при этом ВС потребовал от судов исправлять или даже исключать преждевременные выводы следствия о виновности лица типа «органы предварительного следствия установили, что лицо совершило преступление».

Эксперты убеждены, что подготовленный по указанию президента Владимира Путина и одобренный пленумом ВС законопроект будет оперативно принят Госдумой. В ЕР уже заявляют о готовности поддержать данную инициативу целиком.

По словам депутата ГД Рафаэля Марданшина, важно, что законопроект позволит исключить абсурдные случаи, когда запрет на арест предпринимателей обходят различными способами: «К примеру, гендиректор – это не предприниматель, а наемный работник и, по мнению некоторых недобросовестных представителей правоохранительных органов, на него такой запрет не распространяется».

По словам вице-президента «Опоры России», сопредседателя предпринимательской платформы ЕР Марины Блудян, ВС предпринял значимый шаг. Она подчеркнула, что во фракции ЕР неоднократно звучали схожие предложения. «Также мы призываем к модернизации статьи 159 УК: предлагаем полностью исключить из нее «предпринимательские» части», – заявила Блудян «НГ».

Как известно, часто предпринимателям помимо «экономических» статей вменяют и другие, более тяжкие, в том числе и мошенничество. Блудян пояснила, что из более чем 250 тыс. уголовных дел в отношении бизнесменов 80% проходят именно по этой статье. И именно она позволяет вести следствие в течение трех и более лет.

По словам адвоката АБ «Леонтьев и партнеры» Дарьи Евмениной, несмотря на то что проект выглядит позитивным, к существенным изменениям он вряд ли приведет: «Плох не закон, а его исполнение, поэтому нельзя давать следствию и суду действовать по своему усмотрению. Работать будет только четкое указание конкретного срока, свыше которого под стражей содержать нельзя. На сегодня этот срок очень велик». Эксперт напомнила, что, к примеру, критерии «сложность уголовного дела» и «большой объем следственных действий» уже давно введены ВС. Однако она с равным успехом применяется и по уголовным делам, объем которых составляет шесть томов, и по делам объемом  более чем в 200 томов.

По мнению адвоката, партнера АБ «ЗКС» Андрея Гривцова, в законопроекте ВС «хотелось бы увидеть указание не только на необходимость перечисления следователями выполненных с момента предыдущего продления процессуальных сроков следственных действий, но и предоставления в суд для осуществления судебного контроля копий протоколов проведенных следственных действий». Гривцов уверен, что прекратить давление на бизнес можно и при нынешних законах, без различных нововведений: «Зачастую следователи могут просто вводить суд в заблуждение относительно эффективности проводимого расследования, а суд верит представителям стороны обвинения на слово».