• 1Фото
Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности
28 ноября 2017
Мошенничество: история изменений статьи для защиты бизнеса

Мошенничество – хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием – стало широко распространенным явлением. Это деяние подлежит преследованию в соответствии со ст. 159 УК РФ. Однако в сфере предпринимательства зачастую возникают ситуации, при которых действия, являющиеся обыкновенной хозяйственной деятельностью, квалифицируются как мошенничество.

Хозяйственный спор в уголовной плоскости

Речь идет в первую очередь о неисполнении договорных обязательств, которые подпадают под сферу гражданских правоотношений. Естественно, предприниматель должен исполнять заключенные договоры, однако для взыскания долгов контрагенты зачастую идут на различные злоупотребления, в частности, пытаясь привлечь другую сторону договора к уголовной ответственности. Такие действия могут быть направлены как на то, чтобы обязать эту сторону исполнить договор под угрозой уголовного преследования, так и на уничтожение конкурентов, в том числе посредством рейдерского захвата бизнеса.

В случае, когда хозяйственные споры переводят в уголовную плоскость, это создает негативные последствия для всего бизнеса, так как у предпринимателя проводятся обыски, изымается документация и жесткие диски. Данные действия парализуют работу предприятия, бизнесу наносится существенный репутационный ущерб, предприниматель теряет контрагентов, вместо занятия обычной деятельностью он тратит время и средства на разрешение данной ситуации.

Кроме того, в случае возбуждения уголовного дела есть существенный риск, что сам предприниматель или ряд вовлеченных в разбирательство лиц могут оказаться заключенными под стражу или под домашний арест. И хотя в 2009 году были внесены изменения в ч. 1.1. ст. 108 УПК, запрещающие заключать предпринимателей под стражу, однако этот запрет достаточно легко обходится. Находясь под стражей или домашним арестом, предприниматель теряет способность управлять бизнесом, и до недавнего времени в такой ситуации он не имел даже возможности нотариально оформить своим доверенным лицам право управлять бизнесом, так как нотариусов не пускали к предпринимателям, которые находились в СИЗО или под домашним арестом.

Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Б. Титов привел статистику уголовного преследования предпринимателей: так, в 2016 году было возбуждено 187 077 дел по ст. 159–159.6 УК РФ в отношении бизнеса. Из них только 29 021 дело доведено до суда, что составляет 16,3%, а остальные «развалились». По ряду же уголовных дел иногда принимается решение об объединении их в одно производство, и тогда они фиксируются в статистике Судебного департамента при Верховном Суде РФ как одно дело.

Даже те дела, которые закрываются и не доходят до суда, приводят не только к репутационным издержкам – бизнесу наносится значительный материальный ущерб, а порой это приводит вообще к ликвидации и закрытию бизнеса.

На эту проблему указал в своем послании Федеральному Собранию в 2015 году Президент РФ В. Путин: «…абсолютное большинство (около 80%) из 83% предпринимателей, на которых были заведены уголовные дела, полностью или частично потеряли бизнес. То есть их попрессовали, обобрали и отпустили. И это, конечно, не то, что нам нужно с точки зрения делового климата. Это прямое разрушение делового климата».

Кроме этого, Президент страны обратил внимание на проблему перевода гражданско-правовых отношений в уголовную плоскость: «Нужно исключить из системы права все зацепки, которые позволяют превращать хозяйственный спор в сведение счетов при помощи заказных уголовных дел».

Такие противоправные действия правоохранительных органов наносят ущерб не только предпринимателю, но и стране в целом, так как это приводит к закрытию рабочих мест, сокращению налогов, поступающих в бюджет, а также негативно сказывается на предпринимательской активности и инвестиционной привлекательности нашего государства.

 

Статья 159.4 УК РФ

Еще в 2012 году на эту проблему обратили внимание депутаты Государственной Думы и внесли поправки в Уголовный кодекс РФ, в частности, был добавлен ряд специальных составов в сфере мошенничества. Так появилась ст. 159.4 УК РФ «Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности» (ст. 159. 4 УК РФ была введена в действие Федеральным законом от 29.11.2012 № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации»).

Согласно внесенным изменениям были кратно увеличены размеры причиненного ущерба (обычный, крупный и особо крупный размер), после которого наступает уголовная ответственность. Такая поправка была принята с учетом того, что предприниматели в своей деятельности оперируют значительно большими суммами, чем простые граждане. В данной статье были исключены «значительный размер ущерба» и квалифицирующие признаки, такие как «группой лиц по предварительному сговору», «с использованием своего служебного положения» и «организованной группой». Эти изменения были внесены с учетом того, что в бизнесе любая деятельность сопряжена с работой гендиректора и бухгалтера и может быть подведена «под группу лиц по предварительному сговору».

В новой статье УК РФ были существенно повышены штрафы для предпринимателей и снижены сроки лишения свободы, так как за экономические преступления они должны нести в первую очередь материальную ответственность, тем более что уровень общественной опасности таких преступлений не является высоким. Кроме того, предприниматель, находясь в местах лишения свободы, не сможет возместить нанесенный ущерб, тогда как в случае применения штрафа у него появляются возможность продолжать свою предпринимательскую деятельность и шанс компенсировать ущерб, причиненный как пострадавшему лицу, так и государству.

В соответствии с принятыми изменениями, учитывая, что речь идет именно о предпринимательской деятельности, автоматически должно применяться положение ч. 1.1 ст. 108 УПК о запрете заключения под стражу, чтобы исключить возможность оказания незаконного давления на предпринимателя, находящегося в СИЗО.

 

Новые поправки в ст. 159 УК РФ

В декабре 2014 года Конституционный Суд РФ, в целом признавая ст. 159.4 УК РФ конституционной, определил ряд положений не соответствующими Конституции РФ (граждане, которые считались потерпевшими по этой статье, находились в заведомо менее защищенном положении, чем граждане, пострадавшие по общей статье 159 УК РФ) и предложил законодателю внести соответствующие изменения в течение шести месяцев.

Законодатель не успел в установленный срок внести изменения, и данная норма перестала действовать с 12 июня 2015 года. Сейчас она применяется лишь к преступлениям, совершенным до момента ее отмены, поскольку является более мягкой по отношению в общей норме ст. 159 УК РФ.

Статья 159.4 УК РФ утратила свою силу, но преступления, связанные с мошенничеством в сфере предпринимательской деятельности, по-прежнему остались. И на эту проблему регулярно обращали внимание представители предпринимательских общественных объединений и Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей. Наболевшие вопросы были рассмотрены 23 марта 2016 года на заседании рабочей группы по мониторингу и анализу правоприменительной практики в сфере предпринимательства при Администрации Президента РФ. По итогам этого заседания был подготовлен и внесен Президентом РФ в Государственную Думу законопроект, направленный на формирование более благоприятных условий для предпринимателей. Поправки, предлагаемые законопроектом в УК РФ, были одобрены Госдумой РФ в июле 2016 года.

В соответствии с принятыми поправками ст. 159 УК РФ была дополнена частями 5, 6 и 7, которыми были установлены составы мошенничества в сфере предпринимательства. Указанные составы были конкретизированы: «сопряженные с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности». В примечании к этой статье указано, что речь идет только об индивидуальных предпринимателях и коммерческих юрлицах, то есть для квалификации по этой статье необходимо, чтобы и совершившие преступление, и пострадавшие были предпринимателями.

В результате поправок были кратно увеличены размеры ущерба, после которого наступает уголовная ответственность для бизнеса, – значительный размер ущерба установлен от 10 тыс. руб., крупный размер ущерба – от 3 млн руб., особо крупный размер – свыше 12 млн руб.

Также, как и в ст. 159.4, были убраны квалифицирующие признаки, такие как «группа лиц», «организованная группа» и т. д. Принятие этих поправок должно положительно сказаться, в частности, на применении запрета на заключение предпринимателей под стражу. При этом санкции в данных составах остаются такими же, как и в обычном мошенничестве.

 

Минусы новой редакции ст. 159 УК РФ

Проблемы правоприменения норм ст. 159 УК РФ в сфере предпринимательства все же остались.

Основной из них является порой умышленный перевод разбирательства обычной хозяйственной деятельности между предпринимателями в уголовное преследование. Проще говоря, возбуждение недобросовестными представителями правоохранительных органов уголовного дела при отсутствии состава мошенничества с целью оказания давления на бизнес, в том числе из коррупционных побуждений.

Единственным фактором, который отделяет неисполнение договора от мошеннических действий, является умысел на совершение преступления. В случае если предприниматель заключил договор, чтобы его не исполнить и похитить деньги, – это преступление, но если он после заключения договора исполнял его несколько лет, а потом (например, из-за кризиса) не смог выполнить обязательства – это предмет для разбирательства в рамках арбитражных судов. Как видится, решение данной проблемы лежит в повышении контроля вышестоящим руководством правоохранительных органов за подчиненными, надзора прокуратуры и более объективного формирования судебной практики в целях реального доказывания умысла. К сожалению, в настоящее время зачастую в обвинительном заключении и приговорах производится лишь констатация предположения, что умысел был.

Другой проблемой является размер причиненного ущерба, который вменяется предпринимателям по данной статье. Предпринимателю в обвинительном заключении вменяется общая сумма контракта, а не размер денежных средств, которые реально были похищены (не выплачены). К примеру, в строительство дома было проинвестировано 160 млн руб. собственных и 100 млн руб. привлеченных средств. При этом дом был построен, но не сдан по не зависящим от лица обстоятельствам. Застройщик был привлечен к уголовной ответственности, и ему вменен размер причиненного ущерба в сумме 260 млн руб., хотя реальной суммой необходимо было бы признать не всю сумму потраченных средств, а лишь часть привлеченных, но не использованных по назначению средств.

В новой редакции ст. 159 УК РФ отсутствует квалификация обычного мошенничества в сфере предпринимательства – есть только значительный, крупный и особо крупный размер ущерба. Таким образом, предприниматели, совершившие мошенничество в малых размерах, подпадают под ч. 1 ст. 159 (обычное мошенничество). К ним не могут применяться положения о специальных размерах нанесенного ущерба, и поэтому предприниматель, который ошибся более чем на 2,5 тыс. руб. при оплате по многомиллионному контракту, может подпасть под уголовное преследование.

При квалификации предпринимательской деятельности также возникают вопросы: являются ли генеральный директор и бухгалтер предпринимателями, и подлежат ли их действия квалификации по специальным составам? Казалось бы, ответ очевиден – юрлицо может действовать только через этих лиц, так что они должны подпадать под предпринимательскую статью. Однако на практике под предлогом того, что гендиректор и бухгалтер не являются предпринимателями, их зачастую заключают под стражу.

В последнее время суды стали чаще применять меру пресечения – домашний арест вместо заключения под стражу, но такую меру пресечения, как залог в отношении подозреваемых и обвиняемых, практически не используют. Учитывая, что домашний арест не только ограничивает человека в его перемещениях, но и не позволяет ему исполнять обязанности по руководству бизнесом, считаем, что по экономическим преступлениям вполне можно расширить применение такой обеспечительной меры, как залог.

Кроме того, периодически высказываются предложения о необходимости перемещения статьи «Мошенничество в сфере предпринимательства» в главу 22 УК РФ («Преступления в сфере экономической деятельности»). С данным предложением нельзя согласиться, поскольку это может привести к резкому снижению применения предпринимательской статьи, так как этот состав не будет рассматриваться в качестве специального по отношению к обычному мошенничеству.

Устранение проблем правоприменения норм ст. 159 УК РФ, таких как:

– решение обычных хозяйственных споров через уголовное преследование предпринимателей,

– формальность доказывания умысла,

–редкое применение меры пресечения в виде залога по экономическим преступлениям,

– отсутствие общего состава «мошенничество в сфере предпринимательства»,

– отказ рассматривать генерального директора и бухгалтера в качестве предпринимателей,

поможет существенно улучшить правовое положение предпринимателей, которые сталкиваются с уголовным преследованием за мошенничество, а также снизит количество лиц, необоснованно привлекаемых к ответственности.